April 1st, 2006

белоснежка

Короли и герцоги Бургундские

Вспомнив о давнем споре morreth на форуме еретиков по поводу "королей бургундских", решила удовлетворить давнее любопытство и выяснить. каким же таким макаром Карл Пятый Валуа исхитрился закрепить такой жирный кусок земель за своим братцем Филиппом. Тем паче, что у Бургундия довольно долго была герцогством практически независимым, временами - опозиционным...

Оказалось, финт ушами был суперский. В 1346 году очередной героцог Бургундский погиб в результате несчастного случая (то ли лошадь копытом задела, то ли еще чего). У него остался пятидневный сын - тоже Филипп, которого через несколько лет заботливо обручили с Маргаритой Мальской, дочерью графа Фландрского. Дите. как это часто случалось в те времена, до брачного возраста не дожило, а принцесса-невеста стала соломенной. но оч-чень богатой вдовой. А теперь угадайте, кто стал ее мужем? Правильно, брат французского короля Филипп. Подозреваю, что более близких родственников у Бургунской династии просто не осталось, т.к большую войну "за наследство" Франция тогда себе позволить не могла - шла Столетняя. Да и не было, насколько я помню никаких возмущений. Кстати, в приданное Маргариты входила не только Бургундия - единственная дочь графа Фландрского, она наследовала и его земли...

Но самая большая прелесть не в этом. Стало мне интересно, откуда же есть и пошли собственно, сами Бургундские... Никогда не догадетесь! От Гуго Капета. Его сын, Робер Благочестивый, был женат на дальней родственнице Берте Бургундской, дочери НАСТОЯЩЕГО короля Бургундии (ведущий род от...). У них были дети. Но Папа их (как родственников) все равно развел, а дети померли молодыми. Вторая жена Констанс родила Роберту несколько детей, в т.ч. Генриха, мужа нашей Анны Русской, и его младшего брата Роберта. Вот Роберту и перепали после очередного вымирания бургундской ветви, заветные земли. Пасынок - родство, конечно, сомнительное, но все-таки. Только короны ему не обломилось. Корона в этом семействе передавалась от отца к сыну, а род закончился на бертином брате. Кстати, как ни странно, примеров таких "угасаний" прямых ветвей немало. Но пользоваться этим так успешно, как Капеты, ни у кого, по-моему, больше не получалось....

Забавный штрих: не будь саллического закона, у Маргариты Мальской было бы больше прав на престол, чем у ее шурина Карла Пятого. Она ведь была правнучкой Филиппа Красивого. Бургундия, Артуа, Фландрия... и Франция. Неудивительно, что ее сын так стремился добраться до последнего кусочка наследства.