лена (asta) wrote in ru_middle_ages,
лена
asta
ru_middle_ages

Categories:

Лорка о монастыре Св. Доминика из Силоса

Из сборника «Впечатления и пейзажи»:



...Утро стояло прекрасное и тихое. Летнее утро с привкусом горного пейзажа. Свет сгущался настойчиво сине, входя вместе с нами в дивный монастырь романской архитектуры. Вы не можете себе представить, какой скачок совершаешь в глубь истории, проникнув в этот уголок живой древности и романтических легенд о воинах и монахах. Нижняя галерея хранит трепет прошедшего и эпизоды из истории мук творчества, запечатленные в камне. Она приземистая, низкая, уходящая гулко вглубь, торжественная, величавая, впечатляющая. В четырех ее проходах, соразмерных и чудодейственно печальных, заключены сущность и сообразность времени дикого, грубого и торжественно-волнующего. Мужественные, строгие арки уходят, теряясь, в длинную, черную, суровую глубину. Свет теперь уже смягчается смутно-сине.

В конце одного из проходов — гигантская византийская мадонна, раскрашенная в яркие цвета. Сидящая, с ребенком на руках. В подобных образах бросается в глаза детская чистота наивной веры; но в этой запечатлено надменное достоинство веры неистовой. Гигантская фигура, с головой, уходящей под самый свод, с широко распахнутыми и никуда не глядящими глазами, с огромными ручищами, застывшая в характерной скованности своей эпохи, властно требует тишины и cосредоточенного изумления... Здесь же, под полом монастыря, хоронят монахов, могилы их обозначены лишь одинокой буквой... Дальше вглубь, по той же боковой галерее, где господствует византийская дева, возвышается древняя гробница святого Доминика, поддерживаемая двумя львами-химерами. Напротив него — крошечная, жалкая и уродливая молельня, на которую величественные формы монастыря взирают с явным возмущением и где над алтарем на большом образе красуется приземистый и плотный каталонский Христос, белокурый красавчик с лихим чубом столичного франта и бородкой только что от парикмахера.



При каждом взгляде на прекрасный ряд арок в душе раздается величественный аккорд былого... Пол выложен причудливым и исторически характерным каменным узором. Стоит странная, успокоительная сырость... В центре внутреннего дворика — бывшего кладбища — фонтан, уродливых, оскорбительно модернистских линий, бормочет легкие рифмы успокоения. Духовное чудо кипариса тянется далеко в высоту, чтоб облобызать соседнюю колокольню. В садочке стоят и еще деревья, раскинуты ковры желтых цветов и влажно-тенистых трав.

В одной из стен монастыря покоится рыцарь благородной кастильской крови, что был когда-то героем прекраснейшей эпической поэмы о любви. Умный ученый монах рассказал нам ее. По легенде, бывшей когда-то живой жизнью средь земель Кастилии, проходят все те же фигуры, что всегда... Благородный и храбрый рыцарь, утонченный и велеречивый мавр и любимые женщины обоих... Затем — безудержно пышные свадьбы, войны и трагическая развязка... дружеская любовь, одерживающая победу над любовью патриотической... Могучая и чистая, встает старая легенда в страстном голосе монаха, блестят его печальные глаза в отсвете мечты и памяти искусства.

На странном и причудливом потолке, раскрашенном в цвета, меж которыми выделяются красный, белый и серый, смутно побледненные временем, написаны тысячи забытых и никому не ведомых эпизодов и сцен. На балках — какие-то чудные рисунки, теперь уже труднообъяснимые. На одних — сказочные животные, быки, грифы, львы, летучие мыши, какие-то кабалистические знаки, свивы и перевивы линий. В одном месте гротескно расписана сцена, представляющая явную профанацию религии... Осел служит мессу, служкой у него — другой зверь. Священник — в полном облачении и во всем подобающем убранстве. И все это — на фоне большого черного креста. Есть еще и другие сцепы, полные умного и острого юмора.



Чувствуется резкий контраст между этими сценами, написанными с чудесной иронией и убийственной точностью шутки, и горделивой крепковатостью капителей над приземистой, болезненно истресканной колоннадой.

Большие капители, слишком массивные в общей пропорции здания, — лучшее, что есть в искусстве монастыря... Они отражают эпоху, когда чувство линии получило свой чудесный апофеоз силы и соразмерности. Рисунок их, скупой и вместе сложный, представляет собою целый лес изящных и нежных линий, организованный в правильное и точное целое... Золотистый камень являет нам сплетение растительных стеблей, сложную художественную ткань, тонкую, искусную вышивку. Каждая капитель — словно огромный драгоценный камень, только без блеска. Это шедевр резьбы по камню. Украшают капители странные листья, разнообразные аканты, экзотические вьюнки и плющи, хитроумные решетки и плети, невиданные мифические цветы, хитросплетения стеблей неведомых растений. На иных преобладают фигуры животных. Я видел как-то в Авиле капитель с двумя пеликанами, чьи шеи нежно и причудливо сплетены в трепете любовной встречи; но я никогда раньше не видел образа безумия, воплощенного в романской капители. Потому, быть может, что я просто не разглядывал капители так близко. Так пли иначе, я был поражен, глубоко потрясен сценами несказанных мук, какие сейчас видел. Из перепутанной фауны листьев и стеблей глядят на вас с некоторых капителей чудовищные гарпии с совиными телами, с орлиными крыльями и с головой женщины... и эти птицы из ночного кошмара рвут и терзают друг друга, слепляясь губами, сцепляясь крыльями, в невероятных изворотах, внушая зрителю непередаваемый ужас. На других капителях разыгрываются странные сцены между какими-то непостижимыми животными, кусающими друг другу хвосты и карабкающимися друг другу на спину, — картины резкой сексуальной выразительности, но с сексуальностью какой-то сатанинской, образуя дикие троицы истязаемой плоти. На некоторых, вероятно самой недавней работы, изображены человеческие фигуры, символические картины, есть одна сцена из священной истории. В четырех углах галереи — барельефы с изображением Девы, охраняемой крупными, красивыми, отдаленно итальянскими ангелами, и сцены из жизни Христа. Последний предстает в каких-то восточных одеждах, с волосами и бородой в мелких и жестких буклях, подобно ассирийскому жрецу.

Фигуры барельефов исполнены величественности печального и неуклюжего старинного танца, литургической скованности, священного трепета небесных видений... Верхняя галерея монастыря полнится нежнейшим мягким светом...

Фотографии: http://www.jorgetutor.com/spain/castillaleon/silos/silos.htm

Монастырь Св. Доминика из Силоса (1085 — ок. 1100) находится в провинции Бургос (203 км от Мадрида) в Испании. Карта и все остальное тут - http://www.abadiadesilos.es/llegar.htm
Tags: Монастыри и аббатства
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments