Category: армия

вопрос о журнале Новый солдат

А не завалялось ли у кого-нибудь много-много выпусков журнала Новый солдат?
Если да - поделитесь пожалуйста.
Все что нагуглили качается по одному номеру и временами с вирусами.

В общем, подайте кто может, мы потом пригодимся! :)
яэто

Рыцари и мускулы

Ответьте мне, пожалуйста, на такой вопрос, способствовала ли рыцарская практика (или просто военная) росту мышечной массы, определённому рельефу мускулов, есть ли какие-то достоверные свидетельства или изображения, а то у нас сплошь в литературе и в кинематографе этакие накаченные мОлодцы... Размер доспехов говорит ведь, в основном, о каких-то наследственных особенностях, а как быть с приобретёнными особенностями строения?

Рыцари: Мартовское и Майское поле

Еще одна глава из книги бельгийского историка Вербруггена "Военное искусство Запада в Средние Века". Должен оговориться, что эта, как и предыдущая, скорее очень подробный конспект, чес перевод.

В 692 Пипин II проводил смотр своей армии в марте, как это и было заведено в королевстве франков со времен Хлодвига. Карл Мартел и его австразийцы атаковали армию Радбода и его фризов в марте 716,
а Раганфреда при Vinchy 21 марта 717. Но в 755 или 756 Пипин III переносит время смотра с марта на май, так как в мае было уже достаточно травы для коней. В 758 дань с саксонцев была изменена с 500 коров на 300 коней. Пипин проводил поле в мае в 756, 758, 761, 763, 764 и 766. Армия нуждалась в таком количестве травы для коней, что капитулярий 802-803 требовал от некоторых графств две трети травы оставлять в резерв. В 782 армия смогла начать кампанию лишь летом из-за недостатка травы.
В апреле 798 не хватало травы во время мятежа саксонцев. Существовали и другие причины для переноса времени начала военных операций на более поздний срок. Выгоднее опустошать территорию врага, когда зерно уже зреет на полях. Карл проводил поле в мае по крайней мере 17 раз за 45 лет правления. В 775 и 781 кампании начинались в июле, в 777 в июне или июле. В 791 большая армия вторглась через баварскую границу во владения аваров лишь 8 сентября. В 806 общий сбор проводился 17 июня, а в 807 - 11 августа.
...
Рипурианское право приводит стоимость оружия и снаряжения, а также цену коней, быков и коров.
Шлем - 6 solidi
Кольчуга (brunia) - 12 solidi
Меч с ножнами - 7 solidi
Меч без ножен - 3 solidi
Поножи - 6 solidi
Копье и щит - 2 solidi
Конь - 12 solidi
Здоровый бык с рогами стоил 2 solidi, здоровая корова с рогами 1-3 solidi, здоровая кобыла – 3 solidi. Снаряжение тяжелого всадника стоило примерно столько же, сколько и 15 кобыл или 23 быка – гигантская сумма. Не удивительно, что в 761 мелкий землевладелец, Исанхард (Isanhard), отдал за коня и меч все свое наследство. Полное снаряжение могли позволить себе лишь очень богатые люди. Тионвильсий (Thionville) капитулярий (805). постановил, что кольчугу (brunia – кожаная туника с нашитыми металлическими кольцами) или кирасу обязаны иметь лишь те, кто держит beneficium в 12 mansi (ок.300-450 акров): наверняка лишь немногие были столь богаты. Конечно император мог выдать своим людям кирасы, а епископы, аббаты, аббатисы и графы были обязаны иметь некоторый запас снаряжения для своих людей. Резерв экипировки для не имевших достаточно средств создавался за счет платы тех, кто не нес службу.
Полностью - у меня на сайте

Численность средневековых армий

Глава из книги бельгийского историка Вербруггена "Военное искусство Запада в Средние Века" (J.F.Verbruggen. The Art of Warfare in Western Europe During the Middle Ages). Книга впервые вышла в 1954 г.
Благодаря работам Дельбрюка (Delbrück) и Лота (Lot) мы можем получить представление о численности средневековых армий. Они были маленькими, так как существовали в относительно маленьких государствах. Это были профессиональные армии, состоящие из людей, происходящих из одного и того же класса; количество таких людей было соответственно ограничено. С другой стороны, экономика была недоразвита, города только формировались или были еще невелики. В первую очередь ограниченные финансовые ресурсы князей не позволяли им выставлять большие профессиональные армии, состоящие из наемников или своих вассалов. Набор такой армии занимал бы много времени, снабжение стало бы тяжелой проблемой, транспорта для подвоза припасов не хватало бы, а сельское хозяйство было недостаточно развито для обеспечения больших армий.
Для военной истории проблема численности армий является ключевой. Довольно не обычно, если уступающая по численности армия побеждает превосходящего по силам врага: поэтому необходимо выяснять, кто же имел большую армию. Средневековые источники постоянно сообщают о победах уступающих по численности армий, говоря при этом о помощи Бога или хотя бы святого-покровителя. Божья помощь постоянно упоминается в связи с крестовыми походами, как и ссылки на Маккавеев. Св.Бернард Клервоский превосходит всех. Агитируя вступать в Орден Храма, он писал о тамплиерах: "Они желают победить силой Божьей... И они уже испытали ее, так что один-единственный повергал тысячу, а двое обращали в бегство 10000 врагов".
Исходя из сообщений некоторых хронистов, видевших в исходе битвы Суд Божий, долго верили, что фламандцы и швейцарцы победили своих сильных врагов уступающими по численности армиями. Эти идеи обращаются к национальной гордости победителей, а потому охотно принимаются. С критической точки зрения соотношение числа бойцов склоняется к диаметрально противоположному: пехота была многочисленнее рыцарей, что и было причиной этих знаменательных побед. Происходила революция в военном искусстве – революция, которой предшествовала другая, в способе набора армии, ее социальной структуре. В наибольшей степени это было следствием подъема нового класса, обладавшего осознанием собственной силы, способной улучшить его положение.
Принято считать, что средневековый человек не придавал значения числам, и что даже командиры редко интересовались точной статистикой. Фантастически огромные числа принимались и повторялись от их лица в хрониках. Типичен случай хрониста Рихера: там, где он следует за Анналами Флодоарда, Рихер произвольно меняет числа, почти всегда в сторону увеличения. Тем не менее были клирики, дававшие точные цифры, что предоставляет ценную информацию о небольшом количестве кавалерии. Это было верно для Первого Крестового похода и последовавшего за ним Иерусалимского королевства. Хеерманн (Heermann), основываясь на сопоставлении всех источников, получил следующие результаты:
Полностью - у меня на сайте
bow

Обряд посвящения в рыцари (первая часть)

Отрывок из книги Мориса Кина «Рыцарство».

<…> Давайте для начала рассмотрим, по всей видимости, одно из самых ранних и подробных описаний обряда посвящения в рыцари в историческом источнике. Это рассказ Жана де Мармутье о том, как посвящали в рыцари Жоффруа Красивого Анжуйского. Это событие имело место в 1128 г. в Руане накануне его свадьбы с Матильдой, дочерью короля Генриха I Английского. Сперва молодой человек совершил ритуальное омовение, затем он был облачен в белую полотняную рубаху, расшитую золотом, и пурпурный плащ и предстал перед королем, в присутствии которого ему прикрепили к сапогам золотые шпоры, на шею повесили щит, украшенный изображениями львов, и король собственноручно опоясал его мечом, якобы выкованным самим мифическим Велундом. Все это очень напоминает описания, которые мы встречаем в «Ordene» и у Луллия. Тридцать молодых людей из свиты Жоффруа прошли обряд посвящения в рыцари одновременно с ним, и король Генрих вручил каждому богатые дары — боевого коня и оружие. Затем целую неделю продолжались пиры и турниры в ознаменование этого великого события.

В этом рассказе нет упоминаний ни о церкви, ни о священниках, которые принимали бы хоть какое-то участие в данной церемонии (что примечательно, нет о них упоминаний и в «Ordene de chevalerie»). Если же мы, однако, заглянем в литургическую книгу более позднего периода, то есть начала XIV века, то обнаружим там совсем иную картину, ибо в этой книге есть описание вполне определенного церковного обряда посвящения в рыцари, имевшего место в соборе Св.Петра и весьма похожего на уже упомянутый светский ритуал, однако уже со священнослужителями в главной роли.

Collapse )
bow

Об одежде франков

Из «Деяний Карла Великого» Ноткера Заики (840 - 912 гг):

У франков одежда и украшения были такие: башмаки, обшитые снаружи золотом, с длинными, в три локтя, шнурками, яркокрасные обмотки на голени и сверху льняные штаны, или набедренник, хоть и такие же по цвету, но украшенные искуснейшим шитьем; спереди и сзади они обмотаны крест-накрест длинной тесьмой. Затем рубашка из белого полотна и поверх нее перевязь с мечом. Меч лежал в ножнах, был обтянут какой-нибудь кожей и обернут белоснежным до блеска навощенным для прочности полотном с отчетливо выступающим крестом посередине на погибель врагам. Последней частью их одеяния был серый или голубой четырехугольный плащ на подкладке, скроенный так, что, накинутый на плечи, он ниспадал спереди и сзади до самых стоп, а с боков едва доходил до колен.

Кроме того, носили они в правой руке палицу из яблоневой ветки с ровно расположенными узлами, красивую, крепкую и внушающую ужас, с рукояткой из золота или серебра, превосходной чеканной работы. Я, по природе человек медлительный хуже черепахи, никогда не бывавший во Франции, видел в монастыре святого Галла главу франков, блиставшего в этом наряде, и двух златокудрых отпрысков его, из которых первенец был ростом с него, а младший, когда подрос, украсил вершину ствола своего высшей славой и, возвысясь, осенил его. Но таково уж свойство человеческой натуры: когда франки, находясь на военной службе среди галлов, увидели, как «блещут плащами они полосатыми», они, радуясь новизне, отказались от старого обычая и стали подражать им. Суровый же Карл не запретил этого по той причине, что такая одежда казалась ему более подходящей для военной обстановки. Но когда он заметил, что фризы злоупотребляют его снисходительностью, и узнал, что они продают теперь короткие плащи так же дорого, как прежде длинные, то распорядился, чтобы у них покупали по обычной цене только прежние очень широкие и длинные плащи, добавив к этому: «На что могут годиться эти лоскутки? В кровати я не могу ими прикрыться, на лошади они не защитят ни от ветра, ни от дождя, а случись мне выйти по естественной надобности, я умру, потому что у меня окоченеют ноги».
bow

Воины и вооружение

Из книги Филиппа Контамина «Война в Средние века»:

В уставе ордена тамплиеров уточняется обычное снаряжение рыцаря: кольчуга, ножные доспехи, шлем или железный шишак, наплечники, обувь, гербовая котта поверх кольчуги (фр. jupeau d'armer), щит; наступательное оружие состояло из копья, меча, «турецкой палицы», кинжала. «Пусть каждый, кто держит рыцарский фьеф, имеет кольчугу, шлем, щит и копье», - объявлялось в ассизе о вооружении, обнародованной Генрихом II в 1181 г. В 1260 г. во Флоренции от рыцарей требовали следующего вооружения: панцирь или кольчуга, доспехи, защищающие ноги (stivaletti), стальной шлем, пластины или кираса, дополнительно защищающие торс, копье, щит, называемый экю, тарч или большой щит (tabolaccio).



В XIII в. рыцарю надлежало иметь хотя бы три лошади, но, вероятно, намечалась тенденция к увеличению их числа. Именно о трех лошадях упоминается в уставе ордена тамплиеров, но иногда, с разрешения магистра, можно было завести четвертую лошадь. По соглашению, заключенному с Григорием IX в 1239 г., Венеция обязалась выставить для похода «три сотни рыцарей и обеспечить каждого рыцаря боевым конем, двумя вьючными лошадьми и тремя вооруженными оруженосцами». В том же году Раймонд VII, граф Прованса, обещал служить папе и Церкви на территории Апеннинского полуострова с 40 рыцарями и 10 конными арбалетчиками за свой счет: предусматривалось, что в распоряжении каждого рыцаря будет, по крайней мере, 5 лошадей. Булла Урбана IV, уточнявшая условия, на которых Карл Анжуйский должен был добиваться королевства Сицилии, указывает, что каждый рыцарь из войска этого брата Людовика Святого должен иметь при себе не менее 4 лошадей.

Collapse )
bow

Война в Средневековье

Из книги Зои Ольденбург «Костер Монсегюра. История альбигойских крестовых походов»:

Как же воевали в ту эпоху, когда не знали ни бомб, ни пушек, ни воинской повинности?

Наши предки не располагали техническими средствами массового уничтожения. Но это вовсе не означает, что война в ту эпоху была менее жестокой, чем сегодня, а воины не имели средств, чтобы терроризировать противника.

Действительно, сражения врукопашную уносили не столько жизней, сколько в наши дни, даже если принимать в расчет меньшую численность населения в те времена. Армия в 20000 человек считалась очень большой. Неточности в свидетельствах историков проистекают оттого, что они оценивают численность армии по числу рыцарей. Каждый рыцарь представлял собой весьма растяжимую боевую единицу, поскольку мог иметь при себе от 4 до 30 человек. При нем состоял экипаж из конных и пеших воинов, частью из его родственников и друзей, и уж во всех случаях — их испытанных вассалов. Будь то оруженосцы или сержанты — эти люди участвовали в бою вместе с рыцарем, и если понятие о воинской дисциплине было в те времена слабовато, то понятие о боевом товариществе между рыцарем и его компаньонами, особенно на севере Франции, имело почти мистическое значение. И часто бойцы, которым цель сражения была абсолютно безразлична, показывали чудеса храбрости, чтобы поддержать репутацию своего сеньора. Рыцари представляли собой воинскую элиту, и мощь армии определялась не столько численностью, сколько качеством этой элиты.



Jean Froissart, «Chroniques»

Средневековая война — война подчеркнуто аристократическая: боевой единицей считается рыцарь, персонаж, призванный себя не щадить, но и менее других подверженный опасности. Он хорошо защищен доспехами, и стрелы, удары копий и мечей могут градом сыпаться на него, не причиняя особого вреда. Поэт-хронист Амбруаз описывает, как однажды король Ричард вернулся с поля битвы, настолько утыканный стрелами, что был похож на ежа. Однако при всей легкости этих стрел каждая могла убить человека, не защищенного кольчугой. А кольчуга была дорогой и довольно редкой вещью, предназначенной для элиты. Кольчуга рыцаря покрывала все тело, кольчуга оруженосца была до колен, простой сержант носил тунику из кожаных пластинок, очень плотную, но не защищавшую от ударов меча. Пешие воины имели право только на длинный полутораметровый щит — защитное снаряжение пехоты было самым примитивным. Вся тяжесть битвы падала, таким образом, не на самых защищенных рыцарей и их компаньонов, а на безымянных воинов, сержантов и пехотинцев, чьи трупы устилали поля сражений и окрестности осажденных городов.

Collapse )