?

Log in

No account? Create an account

Средневековье и окрестности


Entries by category: дети

О средневековых именах
Вышка_светит
shepelev
...
Еще большее значение придавали имянаречению детей в Средние века. Имени, выполнявшему тогда сразу несколько функций, отводилась важная роль. Имя, по средневековым представлениям, -- это прежде всего знак судьбы ребенка. Средневековое имя -- еще и важный социальный знак, определявший статус человека. Пока не было фамилий, оно в какой-то мере брало на себя выполнение их функций, отмечая принадлежность имяносителя к определенному этносу, социальному слою, роду и семье. В развитых обществах имя -- это в основном только «этикетка», лишенная особого значения и служащая главным образом лишь для идентификации человека. Остальные функции имени приглушены, сохраняются лишь их отголоски. В традиционных же обществах, к которому, несомненно, принадлежит и средневековое, имя собственное представляет собой своеобразный «паспорт» индивида, содержащий в себе информацию о его происхождении, предназначении и внутренней сущности. С именем были связаны различные верования. Имени придавались магические сила и свойства. Верили в возможность через него влиять на судьбу и даже саму жизнь ребенка[2]....

Павел Габдрахманов. Какими именами нарекали детей в Средние века: случай Фландрии. Неприкосновенный запас №2/2008
Полностью - здесь: http://magazines.russ.ru/nz/2008/2/ga20.html

Дети в эпоху высокого Средневековья (первая часть)
bow
asta
«Дети имеют мягкую плоть и гибкие, податливые тела, проворство и легкость в движениях, и их легко обучать. Они живут без мысли и без забот Их легко рассердить и легко порадовать, и они легко прощают...

Дети часто имеют дурные привычки, и думают только о настоящем, пренебрегая будущим. Они любят игры и пустые занятия, не обращая внимания на то, что выгодно и полезно. Они считают важными дела, которые не имеют значения, и неважными важные дела. Они хотят того, что неправильно и вредно, и скорее воспринимают рисунки детей, нежели рисунки взрослых. Они больше плачут и рыдают от потери яблока, нежели от потери наследства. Они забывают о милостях, оказанных им. Они желают все, что видят, и требуют его, и рвутся к нему.

Они любят разговаривать с другими детьми и избегают общества стариков. Они не держат секретов, но повторяют все, что видят и слышат. Внезапно они смеются, внезапно они плачут и постоянно вопят, болтают и смеются. Они едва-едва молчат во сне. Вымытые, они снова пачкаются. Когда их матери моют их и расчесывают им волосы, они брыкаются и раскидываются и колотят руками и ногами и сопротивляются изо всей силы. Они думают только о своих животах, всегда желая есть и пить. Едва они встают с постели, как уже жаждут пищи». Такими словами выразил средневековое восприятие детей францисканский монах 13 в., известный как Бартоломей Английский, в своей энциклопедии «О свойствах вещей».

Read more...Collapse )

(no subject)
под водой
dubrovskaya
В средние века считалось, что феи дали начало многим благородным фамилиям. Ричард «Львиное Сердце», и его братья, подобно всем своим анжуйским предкам, любили бравировать своим сверхъестественным происхождением. Одним из их любимых высказываний было: «Не лишайте нас нашего наследия, мы ничего не можем поделать с тем, что мы действуем как дьяволы», объясняя это своим происхождением от Мелузины, которую в то время все считали королевой фей и порождением Сатаны. У детей Генриха II для таких высказываний были двойные основания: их мать – Элеонора, герцогиня Аквитанская, в седьмом поколении была внучкой Джоселина де Лузиньяна – прямого потомка все той же Мелузины. Мнение о сверхъестественном происхождении Плантагенетов было столь общепризнанным, что однажды, в порыве гнева, св. Бернард Клервосский даже воскликнул в адрес графов Анжуйских: «От дьявола они пришли и к дьяволу они возвратятся».
Генеалогическое древо, восходящее к Мелузине, составил Этьен де Лузиньян. Этот ученый-историк (1537-1590) был дальним родственником семьи Лузиньян. На их родовом гербе фигурировала то ли сирена, то ли русалка, в левой руке держащая зеркало, правой расчесывающая волосы. От детей этой феи и графа Раймонда и произошли графы Лузиньян и Сассенаж — по крайней мере, так расшифровал историк-родственник.



Легенду о Мелузине можно, конечно, пересказать вкратце, но я нашла балладу, которая хоть и длинно, но очень красиво ее рассказывает.

Годфри. Баллада о МелузинеCollapse )

Жены и дети Карла Великого (742 - 814)
bow
asta
Из книги Эйнхарда «Жизнь Карла Великого» («Vita Karoli Magni», 9-й век)

После смерти отца, Карл, разделив царство с братом, столь терпеливо сносил его вражду и зависть, что всем казалось чудом, что он смог не поддаться гневу. Затем, побуждаемый матерью, он взял в жены дочь Десидерия, короля лангобардов, которую оставил через год по неизвестной причине, и вступил в брак с Хильдегардой¹, очень знатной женщиной из племени швабов, от которой имел трех сыновей, а именно Карла, Пипина и Людовика, и столько же дочерей — Ротруду, Берту и Гизеллу. Было у него еще три дочери — Теодората, Хильтруда и Руотхильда: две от его [третьей] жены Фастрады, происходившей от восточных франков, то есть из племени германцев, третья же от наложницы, имя которой я не припомню. После смерти Фастрады он женился на алеманке Лиутгарде, от которой детей не было, а после ее смерти имел трех наложниц: Херсвинду из Саксонии, от которой была рождена дочь по имени Адальтруда; Регину, родившую Дрогона и Гуго; и Адалинду, которая произвела на свет Теодориха.

***



***

Мать же Карла Бертрада² до старости жила при нем в большом почете. Ибо Карл относился к ней с высочайшим уважением, так что ни одной ссоры не возникало между ними, за исключением той, что произошла из-за расторжения его брака с дочерью короля Десидерия, на которой он женился по ее совету. Бертрада умерла [12 июля 783 г.] после смерти Хильдегарды [30 апреля 783 г.], после того, как увидела в доме сына трех своих внуков и столько же внучек. Карл похоронил ее с большими почестями в той самой базилике святого Дионисия, в которой был похоронен [его] отец.

Read more...Collapse )