Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Брунгильда
  • alwdis

Символика кельтского и скандинавского орнамента

Собирая современную графику и уйдя в такую "некультурную" тему, как рисунки татуировок, я, разумеется, нашла огромное количество того, что у нас именуют "кельтскими узорами". Из сего множества - рисунки действительно удачные, но... далеко не все из них действительно кельтские ;)

Посему приглашаю не только посмотреть, но и почитать. И посчитать ворон! Я серьезно.
На затравку:
Ворон в кельтской мифологии - символ бога Луга (от имени которого, кстати, произошли названия городов Лион и Лейден, так что хотя о Луге мы знает в основном по ирландским источникам, можно спокойно называть его общекельтским богом). Луг был искусен во всех ремеслах, так что спектр символики тут приятно широк.


Но.
Пара воронов не имеет ни малейшего отношения ни к Лугу, ни к кельтам вообще. Это уже мифология скандинавская, это Хугин и Мунин ("Думающий" и "Помнящий") - вороны Одина.




А еще есть ТРИ вороны (отдельно: почему они не три ворона!), волки в количестве и прочие звери и знаки.

Словом, милости просим в галерею "Символика кельтского и скандинавского орнамента"
юзерпик
  • polit

Происхождение «русского медведя»



С XVIII столетия «русский медведь» стал хрестоматийным образом в европейской карикатуре и журналистской риторике. Именно медведь традиционно выступает субститутом верховного правителя России в политическом бестиарии Западной Европы.

Стоит подчеркнуть, что внутренних причин к выделению медвежьей сим­волики в качестве общенациональной в России никогда не было. Это исключительно взгляд с Запада. На гербах российских городов и областей мед­ведь встречается часто, но ни один из них не перешел за рамки локальной эмблемы. Вплоть до XX в. медведь не выступал в качестве государственно­го атрибута даже в карикатуре. Лишь много позже медвежий символ, несу­щий изначально исключительно отрицательный заряд, был подхвачен в са­мой России и приручен: по сути (если не учитывать олимпийского Мишку 1980 г.), это произошло на наших глазах — в последнее десятилетие.

Для Западной Европы образ медведя довольно рано стал вплетаться в информационные потоки о России. Указания на обилие этого зверя и описание приключений, связанных с ним, регулярно встречаются в отче­тах путешественников, посещавших Московию в XVI в., и схоластов, со­биравших о ней сведения. Обычно это просто констатация множества медведей в России (Матвей Меховский, П. Иовий, И. Фабри, М. Фоскарино) или фиксация необычной его породы, проживающей там, — белого медве­дя (Ф. да Колло, Э. Дженкинсон, Р. Барберини).
http://polit.ru/research/2011/05/17/russianbear.html
bow
  • asta

Монтайю: крестьянский дом в конце 13 - начале 14 вв.

Отрывок из «Монтайю. Окситанская деревня (1294 - 1324)». Просто отличная книга, очень интересно читать ... Написана на основе допросов еретиков, которые жили в деревне (многие жители были катарами).

***

Пора описать сам дом, хрупкий и уязвимый при всей его концептуальной вечности. Центральная и основная часть domus — это кухня, или фоганья, к стропилам которой, чтобы до них не добрались кошки, подвешены окорока; соседи, включая такую достойную женщину как Алазайса Азема, совершенную простушку, хотя ее и величают госпожой, заходят сюда занять огня, того драгоценного огня, что закрывают вечером во избежание пожара, который превратил бы осталь в пепел. За огнем смотрит работница, или focaria,— «домохозяйка», как называют сожительниц кюре в паларском диоцезе. Однако мужчина не оставляет поддержание огня целиком и полностью женским заботам: он колет дрова, frangere teza. Вокруг очага выстраивается целая батарея кухонных принадлежностей: глиняных горшков, сковородок, ковшиков, кувшинов, мисок, иногда расписных. Всего этого, как правило, оказывается недостаточно, особенно металлической утвари; нехватка восполняется классическим для Монтайю способом — одолжить у соседа. Недалеко от очага находятся стол и лавки для еды и посиделок; при рассаживании очень часто, пусть и не всегда, происходит достаточно строгое распределение по полу и возрасту, как еще совсем недавно это было принято в Нижнем Лангедоке и на Корсике.

Collapse )